Мария Ялбачева – сильнейшая девушка в истории настольного хоккея, побеждавшая на двух чемпионатах мира и Европы подряд, а также входившая в состав основной сборной России. Еще на счету Ялбачевой – несколько плей-оффов самых крупных турниров в открытой категории. Но вот уже 5 лет как Маша не появляется на турнирах, с головой погрузившись в другие сферы жизни. Чем занимается Мария сейчас? И какие воспоминания остались у неё о настольном хоккее?

Маша, ты ровно 5 лет вне настольного хоккея, не была замечена ни на каких турнирах после чемпионата мира 2013, в целом выпала из тусовки. Не скучаешь?

Я рада, что сейчас не в НХ. У меня тотальное ощущение, что у вас все застыло примерно на том же моменте, на котором я уходила, если не хуже: основные лица все те же, количество весомых турниров не особо растет, в Москве голяк.

Знаешь, иногда мне кажется, что я скучаю. Чтобы развеять это ощущение, достаточно раз в полгода-год зайти на гест РФНХ, увидеть, что люди стали больше друг друга ненавидеть и не уважать, не слышать. На этом желание вернуться отпадает еще на неопределенный срок. Группировки какие-то… Если честно, вообще не понимаю, как ты, Леша Захаров, Дима Петров и остальные продолжают в этом котле столько лет вариться – такой скукой ведь веет и безнадегой.


Всех, кто пришел раньше меня и до сих пор в НХ, считаю немного повернутыми, серьезно. Хотя, наверное, большая часть цепляется за общение и людей. Я тоже иногда скучаю по отдельным персоналиям. С тобой вне НХ я еще пересекаюсь как-то, с девчонками (Маша и Вика) раз в год-два, с Антоном Киселевым. Ну, вот случайно встретить Сашу Зайцева, Петю Можаева, Белку и еще несколько человек была бы рада.

А если оставить за скобками общение?


Что же касается самой игры… Руки и голова точно не скучают. Я ведь последний сезон откровенно мучилась, играть не нравилось вообще, добивала тот год только с целью выиграть третий ЧМ, чтобы быть единственной и классной. Но не срослось. А еще тошнить целых два сезона у поляны была не готова.

То есть мыслей просто прийти и поиграть не возникало?

Иногда (ооочень редко) закрадывается шальная мысль явиться на какой-нибудь турнирчик и покатать, посмотреть, пообщаться. Но это совсем уж мимолетные вещи. В жизни как-то столько всего нового и интересного появилось, что хоккей на каких-то совсем уж далеких орбитах оказался.


Ну вот, а я хотел тебе предложить съездить на чемпионат Европы в Швецию – у нас как раз недобор в женский разряд. Но теперь уже чувствую, что эта идея тебя не очень вдохновит…

Нее, у меня лето теперь – самое жёсткое и насыщенное время. Последние года 3-4 максимум неделя свободная выдается, хаха. Да и ехать по фану глупо. Только если готовиться и с мыслями о победе. А я сейчас так далека от этого.

А с чем, как ты думаешь, связана твоя тошнота от последних лет игры?

Мне очень быстро надоедают занятия, люди, вещи. Это вообще большая проблема по жизни, хотя с занятиями я в последние несколько лет успокоилась. Так вот, хоккей просто надоел, не могу объяснить, мне физически было очень плохо на каждом турнире, который играла. С последнего этапа ОЧР в вышке я вообще снялась после первых игр 5, кажется.

Наверное, с этим и связано твоё поражение на ЧМ-13 в финале от Маши Милорадовой?

Ну не знаю, к Норвегии я была готова на все 100. Не думаю, что в то время были девчонки сильнее меня по игре, голове и прочему. Группу я прошла совсем легко и просто, катала красивые комбинации, забивала всем и отовсюду.

В финале вышла на Машку Милорадову, чему даже обрадовалась: за много лет я ей не проиграла ни одной серии, в единичных матчах тоже оступалась крайне редко. Но потом случилась очень странная и дикая психологическая фигня, которую для себя не могу объяснить до сих пор.

Я подошла к поляне и еще до первого матча, до начала серии поняла, что проиграю. Это было жутко. Перед тобой стоит соперник, ты знаешь, как его обыгрывать, но просто не можешь. И знаешь это наперед. Машка же тогда была на кураже и разносила меня в пух и прах. Счет по партиям был 4-1, кажется. В каждом матче она мне напихивала за шиворот пачками. А я стою, руки не поднимаются, голова не работает вообще. Паралич какой-то, когда ты все понимаешь, но отреагировать вообще не можешь. И просто ждешь, когда это все кончится. А тебе пихают и пихают, отовсюду. Всю серию с первой минуты я только ждала, когда это все закончится.

Самое ужасное было, что нельзя психануть, уйти, распинать столы и убежать, а надо стоять, с завидной периодичностью вытаскивать шайбы от подруги и ждать конца. Я все равно, конечно, психанула и прямо у поляны вылила на себя пятилитровку воды после серии. Но это было уже совсем постфактум. И это вообще не было связано с усталостью от хоккея. Это был какой-то необъяснимый и внезапный переклин в голове. Во всяком случае, так это вижу.

Может, стоило вылить ту пятилитровку прямо во время матча?

Не, там бы не помогло. Мне не хватило кого-то, кто бы очень жестко вправил мозг, успокоил и подсказал. Кого-то вроде Киселева или Чернова, они обычно с такими вещами справлялись на ура.

А что случилось годом ранее на чемпионате Европы 2012, где ты вообще не попала в плей-офф?

Была не готова. Я тогда была чем-то сильно отвлечена, но не помню, чем. Не тренировалась, морально тоже не готовилась. Конечно, офонарела, что на фоне всех остальных с таким-то багажом даже не прошла в плей-офф, хотя точно должна была.

Расстроилась?

Неа, тогда меня это скорее повеселило, расслабило. Мол, не готовилась, вот и получила, что заслуживала. Еще помню отчетливо свою мысль, мол, радуйтесь дамы, в этом сезоне я расслабилась, зато в следующем буду злая и всем вам жопы-то надеру.

И я очень ждала падения после того, как выигрывала все, начиная с чемпа Европы в 2008 году. Потому что было страшно наконец проиграть. А тут я сделала это так внезапно, безболезненно и феерично, что реально полегчало на душе

Ладно, давай покончим уже с не самыми, возможно, приятными воспоминаниями. Всё же мало кто станет спорить с тем, что ты была и остаёшься самой успешной девушкой в истории настольного хоккея. В этой связи вопрос к тебе следующий: как ты считаешь, может ли женщина в принципе конкурировать на равных с мужчинами топ-игроками?

Может и спокойно. Это не шахматы или ядерная физика, где нужен запредельный мозг и запредельное время обучения и тренировок. Это не большой теннис или баскетбол, где все упирается в физиологические различия. Настольный хоккей в меру сложен и в меру прост.

Другое дело, что вряд ли кто из девушек без серьезного стимула захочет посвятить такую уйму времени НХ, как братья Захаровы, Макс Борисов или Олег Дмитриченко. У парней азарт все же берет свое. Среди девушек вряд ли сейчас найдется кто-то, кто бы за просто так, ради туманных бонусов и личных амбиций, тренировался с остервенением Олега и настойчивостью братьев.

Ты хочешь сказать, что девушки могли бы побеждать на сильнейших турнирах?!

Я уверена, что девчонки могут гораздо больше, чем плей-оффы этапов мирового тура, конкретно в настольном хоккее. Девчонки могут побеждать, если у них будет долгоиграющий спортивный интерес, желание развиваться и те, кто им будут помогать, направлять, подсказывать. Другое дело, что никаких условий ни для одного из пунктов сейчас нет.

Ты видела в себе потенциал для лучших результатов в открытом разряде?

Да, чувствовала, что могу больше. Знала, в каких именно моментах можно и нужно прибавлять, работать. Но мне просто все это стало ненужным и неинтересным.

Жаль…

О, я вспомнила, кстати, что выиграла кубок Киева как-то раз. Обыграла Титова в финале, кажется! А он до этого грохнул Женьку Левданского. Если ничего не путаю… (судя по мировому рейтингу, Маша всё-таки немного спутала – Титов был обыгран в полуфинале, но в финале Мария уступила Левданскому. – прим. Яниса Галузо)

Представляешь ли ты в принципе для себя какую-либо мотивацию для возвращения в настольный хоккей?

Нет. Максимум – думала теоретических будущих детей научить играть, привести на какие-нибудь турниры или секции, для общего развития. Но сейчас это не выглядит чем-то реальным и интересным. В систему вроде латвийской отвела бы с удовольствием, к нам – увольте. Себя в нх уже не вижу. И, если честно, очень рада, что Вика Ларичева тоже перестала играть.

Да не только Вика. Маша Милорадова тоже подзабила.

И правильно, я считаю. В жизни куча куда более интересных вещей. Хоккей был крут и сильно помог в свое время, но что-то надо оставлять, проходить.

В мире женский разряд тоже мельчает. Смены старым лидерам не особо наблюдается, если честно. У тебя какие эмоции по этому поводу – больше жаль, или наоборот рада, что ничего интересного не пропускаешь?

Мне жаль, что все просрали. Если совсем грубо, но по-другому и не скажешь. Поэтому очень рада, что ушла вовремя – где-то в начале длительной стагнации. И не застала топтания на месте – было бы жаль потерянного времени. Но вообще очень грустно, что женский НХ издох. Мне кажется, это отличный срез, отличный показатель.

Наверное. Но справедливости ради надо заметить, что и в лучшие годы на чемпионатах мира и Европы женский разряд едва ли набирал 20 участниц.

Да, но в топе было всегда 5-7 достаточно стабильных и неплохих по женским меркам игроков. И еще группа тех, кто может “зацепить”. Просто сейчас, судя по всему, нет даже этого. Мартискайнен, Варгова, Савельева, латышки, Эрикссон, наши. Это если совсем навскидку. Из ведущих, в смысле. Ну, и развитие во времени подразумевает, что качество игры (общее среднее) тоже повышается. А оно повысилось, как думаешь? Именно среди девчонок?

Нет, конечно. Надеюсь, никого не обижу, если скажу, что сейчас на конкурентоспособном уровне осталась одна Маша Савельева. Остальные ушли по разным причинам. У многих появились семьи, дети. У Варговой, Носелевской, Эрикссон, Алексии Белавиной, например. Финок тоже не видать.

Ну, вот и ответ на все происходящее в мире женского настольного хоккея. Люди уходят. Но возвращаются, если им это интересно. Как мне кажется.

Остаётся надеяться, что когда-нибудь появятся причины, по которым это станет интересным…

В стране-то жизнь тоже не фонтаном плещет, все понимаю. Но нет понимания современности – соцсети начали развивать только сейчас, хотя это надо было начать делать сколько-то лет назад. НХ-сообщество как и россияне в целом – всё вроде бы паршиво, но мы такие инертные и инфантильные. Если коротко, то я думала, к 2018 году все будет совсем иначе, чем сейчас. Как минимум не хуже 2013-го. А этого нет, оттого и негатив.

Ладно, давай немного оставим настольный хоккей. Как-то чересчур минорное интервью получается.

Давай. А то от моих рассказов такой архаикой веет, даже неудобно, что это будут читать, хаха.

Как и настольный хоккей, ты в своё время оставила журналистику. Тяжело далось это решение?

Мне самой – нет. Последний год в журналистике и на журфаке понимала, что это все туфта и профанация, совсем не то, чем стоит заниматься в жизни. Что-то очень пустое. Понимала, что хочу уйти, но до определенного момента не представляла, куда именно. Были два варианта: педагогика и что-то историческое, но они не перевешивали.

Когда появился очень весомый и предельно конкретный геофак, все встало на свои места. Я приняла решение за 10 дней. Сложнее всего было донести семье, почему стоит бросить одно и уйти в совсем другую сферу. Родители дали добро, потому что и так знали, что поступлю по-своему. Бабушки-дедушки долго сопротивлялись и приняли такой расклад совсем недавно.

На каком ты курсе геофака?

Сейчас заканчиваю второй.

Тебе нравится ощущать себя вечным студентом?

Мне не особо нравится ощущать себя Бенджамином Баттоном. Когда в 16-20 лет все мои друзья учились, бухали и пинали разные части тела, у меня помимо учебы всегда была работа или две. Сейчас мне 24. Я не работаю уже год – прошлой весной уволилась из издания, потому что они конкретно косячили с зарплатой, и ушла с головой в учебу. Между 2014 и 2015 годами тоже не работала, потому что только поступила на геофак и откровенно сходила с ума от всего происходящего, от огромного количества свалившейся на голову абсолютно новой информации.

У меня есть определенные комплексы из-за того, что почти у всех моих знакомых-ровесников семьи, дети, работы, должности, а мой воз всё там же. В журналистике больше работать не хочу, а в научном плане дальше отдельных экспедиций пойти не могу – для работы в лабораториях не хватает некоторых знаний и скиллов.

Мне много кто кивает на эту ситуацию и спрашивает. мол, не стыдно ли мне и т.д. Но это если посмотреть со стороны. Меня успокаивает и дает сил другое видение. Во-первых, я нашла то, что мне нравится, интересно, чем я хочу заниматься, где вижу перспективы, что достаточно динамично развивается.

Во-вторых, эта сфера очень полезна людям, практически применима и тд. Мне не хочется заниматься чушнёй вроде SMM. Мне хочется делать что-то действительно важное. И после всевозможных мыканий уверена, что наконец определилась и могу успокоиться в своих поисках, сосредоточившись на деле.

У меня вокруг слишком много знакомых, у которых нет такой возможности. Они вынуждены или учиться в откровенных шарагах, или на той специальности, которая им не сдалась. Да, она им даёт деньги ,но не делает счастливыми. И очень много народу, кто в разговорах тет-а-тет говорил, что они тоже хотели бы так же круто изменить свою жизнь, бросить старое и начать что-то новое, реально интересное, но им семья говорит: сначала корочка. Или люди сами боятся изменений “я бы хотел, но я бы так не смог”. Боятся, что все бросят, но не смогут, например, снова поступить.

Моя семья сказала: главное – будь счастливой. Все ищут себя и свое дело порой всю жизнь, иногда проснутся в 40 и поймут, что все это время занимались хернёй. Поэтому, наверное, хорошо понять это на дцать лет раньше – прежде, чем ты потерял время. Я поступала каждый раз сама, учусь на бюджете. Семья меня не изгнала и финансово поддерживает. Хорошо, что есть возможность. И я очень рада тому, где я сейчас, какая, с какими мыслями в голове, с каким видением будущего. Очень круто знать, что ты хочешь сделать в жизни, какие шаги для этого надо предпринять и начать их делать.

Да, это все пришло после долгих лет, потраченных не на те работы, тусовки. Но пришло же. И, несмотря на двоякость ситуации и двоякость моих ощущений, все же побеждает уверенность в том, что сейчас всё делаю правильно. Вечный студент вечному студенту тоже ведь рознь.

Безусловно. Твой пример лично меня только вдохновляет. Да и вообще я не могу сказать, что вкладывал что-то негативное в понятие «вечный студент». Вернёмся ещё к журналистике. Поступая на журфак, у тебя не было мыслей о профанации профессии?

Не, у меня была безграничная вера в то, что можно что-то написать, снять и изменить мир. Что журналистика – это действительно важно. 16 лет, что ты хочешь, хаха. Но потом я сразу же вышла на работу и сразу же столкнулась с реалиями.

Что профессия – профанация? Или ты больше имеешь в виду свободу слова?

90% журналистики – дешевое ненужное фуфло, бульварщина, заказные статьи и прочее. Еще 5% – это новостники, но это трудно и совсем не мое. оставшиеся 5% – как раз та прекрасная и хорошая журналистика, которая нужна. Экспертные мнения, здравая аналитика, честные репортажи. Но в России уже тогда было слишком мало СМИ, где ты бы мог заниматься чем-то стоящим и честным (про деньги я тут даже не говорю) – это раз. Два – чтобы профессионально судить о чем-либо, надо быть в этой сфере профессионалом, а не писать навскидку о том, о чем скажет редакция или что тебе покажется интересным. Это все поверхностно.

Несколько лет назад Парфенов снял очень крутой фильм про газету “Коммерсантъ”. Называется “С твердым знаком на конце”. Так вот, там, то ли основатель газеты Владимир Яковлев, то ли бывший шеф-редактор Андрей Васильев сказали замечательную вещь: они предпочтут набрать косноязычных и не умеющих писать специалистов охотнее, чем красноречивых неучей-писак. Потому что научить красиво писать можно, но научить понимать какие-то сферы общественной, научной или культурной жизни без определенного образования нельзя. И сейчас, спустя много лет, я наконец разделяю эту точку зрения чуть больше, чем полностью.

Но что-нибудь из не поверхностного ты сама успела застать в журналистике?

Да, в оправдание журналистики и своего опыта в ней скажу. Я занималась не только поверхностной фигней на ТВ (Первый, Москва-24), не только писала обо всём и ни о чем в городских московских газетах. Один раз мне удалось даже помочь людям – речь о проекте правительства.

Это было связано с тем, что в столице собирались экстренно отстроить 300 православных храмов. Не отремонтировать старые – именно построить. Были типовые проекты стоимостью 250 млн рублей, были единичные – за 500 млн. И их готовы были лепить во дворах, нарушая вообще все мыслимые и немыслимые нормы, на месте детских площадок, подрывать газовые трубы, ставиться напротив домов с оседающим фундаментом и проч. Потому что тендеры обычно выигрывали абсолютно конкретные компании и огромные деньги на освоение уходили им.

Жители микрорайонов могли протестовать, но тогда на них натравливали прям совсем жестких православных активистов, которые и камни в окна кидали, и оружием угрожали. Думаю, это были “приглашенные активисты”, но всё же. Там еще были замешаны довольно интересные коррупционные схемы. И штука в том, что уже несколько передач для ТВ снималось на эту тему, несколько сюжетов. Но каждый раз их снимали с эфира: НТВ, РЕН-ТВ, городские каналы. Газеты тоже молчали.

В общем, я съездила, набрала материала, документов, наша газета выпустила статью. В тот же день в редакцию стали звонить, угрожать судом, закрытием и всем на свете. Мол, если не выпустим опровержение, то всем крышка. Главред спросил, готова ли я и есть ли у меня весомые аргументы. А у меня как раз рядом с компом лежали все диски, бумаги, видеозаписи и прочее. В общем, мы написали об этом первые. И на следующий день про это начали говорить на Эхе, написал Коммерсант, Известия и другие. Вот это прям момент моей маленькой гордости. Про эту проблему как минимум начали говорить и обсуждать на разных уровнях. А потом втихую программу и саму постепенно свернули.

В России сейчас совсем нет журналистики в том виде, в каком она должна быть. Есть только угождение властям и боязнь говорить в открытую. Это все очень что-то тошнотворное и отвратительное. И я не представляю, как можно сейчас работать у нас в этой сфере и чувствовать себя уверенным, правым, спокойным. Делать что-то честное и нужное не дадут, делать что-то поверхностно-развлекательное не хочется.

А на той специальности, где ты сейчас, чем там занимаешься?

На географическом я на кафедре физической географии мира и геоэкологии. Занимаюсь альтернативной энергетикой, конкретно – геотермальной. Сейчас писала научную работу по геотермальной энергетике Исландии.

И какие перспективы в будущем?

В дальнейшем хочу перейти на Камчатку, чтобы все будущие работы, производственная практика и диплом были связаны с развитием геотермалки на Камчатке. Хочу соединить свою тягу ко всему геолого-геоморфологическому с ГИСами. ГИСы – это самое крутое, наверное, что есть в практической географии. Перспективное, востребованное, интересное, развивающееся. Если в ближайшие два года удачно все это соединю, буду рада.

Поясни, пожалуйста, а то наверняка не все до конца поймут. Во-первых, что такое геотермалка?

Геотермальная энергетика — производство тепловой и электроэнергии за счет внутренней энергии Земли. Чем это круто: рано или поздно даже у нас закончатся нефть и газ, а жить как-то надо. Энергия Земли – штука неисчерпаемая, возобновляемая. Её количество при освоении с головой бы покрыло нужды всего мира.

Короче, принцип такой: закачиваемая в недра природная вода сама нагревается, потому что земная мантия близко (ГеоТЭС строят обычно в районах, где раскаленная земная мантия находится максимально близко к коре), образуется пар, а дальше все по классике: турбины, генераторы и тд.

Понятно. А ГИСы?

Расшифровывается как географические информационные системы. Если совсем-совсем грубо, то ГИСы – компьютерные программы, которые работают со всеми геоданными, которые только можно придумать. И на их основе синтезируют, анализируют и строят всевозможные карты, которыми люди пользуются почти по всех сферах жизни. Хоть экономика, хоть геология, хоть метеорология, хоть землеустройство, кадастр и тд.

Какие цели ставишь перед собой?

Ближайшая цель – разработать проект рентабельной сети ГеоТЭС для населенных пунктов Камчатки. Глобальная цель – приложить ладошку к созданию зеленой энергетики в России. Думаю про магистратуру за рубежом, если удастся выиграть пару грантов. Надо же попытаться, пока границы не закрыли, хаха.

Часто ездишь по экспедициям?

Да, причём в экспедиции гоняла с абсолютно разными кафедрами. С метеорологами в Хибины, с геоморфологами – на Мангышлак, с гляциологами в Приэльбрусье. Интересно! И с геоботаниками в заповеднике на Байкале месяц работала.

Можешь выделить самую запоминающуюся экспедицию, поход или путешествие?

А можно несколько мест? Сложно выделить что-то одно.

Конечно. Давай сначала про походы.

В плане локации, самое интересное – Камчатка. Мы там ходили две недели, мокли насквозь, проходя 40 км за день в жуткий ливень, объедались ягодами и грибами, залезали в кратеры вулканов, купались в океане, литровыми ведерками ели красную икру. Видели лунную радугу, очень красивые облака прямо над конусами вулканов – лентикулярисы. Два дня шли в зарослях местного борщевика и потом ходили с ожогами на теле всю осень, купались в горах в природных горяченных ваннах.

Местные обзывали нас “материковыми”, медведи обходили стороной и только гадили на тропинках, камни сыпались, ноги убивались, но это было неимоверно красиво и атмосферно. Это было так далеко от дома и так мощно по впечатлениям, так красиво, первозданно и чисто, что в последний “дикий” день на берегу океана я смотрела на фантастический коралловый закат, когда вообще все горело (океан, горы, воды, облака), и плакала.
Если говорить про компанию, то наш последний поход по Восточному Саяну был идеален: ни одного лишнего человека, ни одного нытика даже в самых жестких ситуациях. Все на одной волне. Две недели, после которых ты в каждом уверен, как ни в ком на большой земле.

Это круто! А экспедиции?

Наверное, это будет Приэльбрусье. Даже не сам Эльбрус – мы там работали на высоте 4 600, копали шурфы, отбирали образцы, но ничего особенного. Половина экспедиции проходила на гляциологическом станционаре Джанкуат – под одноименным ледником на самой-самой границе с Грузией. Сама база находится где-то на высоте 3100-3400 и смотрит на стену снега и льда, куда каждый день уходят работать группы.

Физически там было очень тяжело: ты набираешь вертикальный километр, вытаптывая дорогу в снегу по колено (в лучшем случае), еще надо либо искусно тыкать палкой в снег (снегомерные работы), либо отбирать образцы, либо копать шурфы, либо бурить ледник специальной пароваркой, как мы ее называли. И вот ты много-много часов подряд идешь наверх, в какой-то момент седовласый профессор, который вас ведет, объявляет, что начинается зона свободной лексики. Потому что вокруг то и дело сходят лавины. А до Грузии каких-то 30 метров. Внизу ты видишь долину, которую застилают облака. Прямо напротив тебя – закрывающийся шапкой Эльбрус.
Но потом надо ведь и домой до темноты успеть – этот самый вертикальный километр все сбегают на максималках вниз. Мне казалось, что я умру, потому что надо бежать, чтобы не провалиться в трещины, а я утопаю в снегу по пояс, ноги уже отяжелели, хочется плакать, но нельзя останавливаться. Вечером профессор за чаем миленько рассказывает, сколько трещин на нашем леднике, сколько людей туда проваливались и как погибали.

Самое прикольное, туда не могут попасть левые люди и туристы. И ты живешь в станционаре, где есть только то, что вы смогли принести на себе: инструменты, еда, газ. Потому что машины туда не доходят. Электричество только по вечерам, если солнечные батареи что-то успели накопить. Душ и ванна – в ледяной реке, которая вытекает непосредственно из ледника. По ночам нормальная температура 0 градусов. Зато красиво дико, чувствуется страшная свобода. И люди ведут себя в горах в целом и на этом леднике в частности совсем по-другому. Вылезает все лучшее и все самое паршивое. Так как-то проще и честнее.

Наверное, про походы и экспедиции выходит излишне сентиментально и художественно, но черт! Про все это по-другому и не рассказать ведь.

Это правда! И по-другому не надо. Теперь давай топ твоих путешествий.

Если брать поездки, то выделю две. Двухнедельный автостоп по Исландии. Потому что это Исландия: ледники, вулканы, природа, водопады, огромное количество различных прикольных птиц. И совсем другая жизнь, конечно. И одиночный трип по Палестине.

Как тебя занесло одну в Палестину?

Вообще изначально я поехала в Израиль на полторы недели в районе нового года. В планах был Иерусалим, потом переезд к друзьям в Тель-Авив и оттуда уже всяческие поездки. Но я запуталась со всеми этими шаббатами, и так получилось, что 30-го декабря в Иерусалиме останавливалось все, что работает: транспорт, заведения и тд. Мне больше не хотелось там находиться, потому что морально это очень тяжелый город.

Начала искать варианты и как-то само собой всплыло решение ехать в Палестину – рабочим в стране оставался только арабский транспорт. В общем, три дня я гоняла по Палестине, которая мне понравилась в разы больше надутого пафосом, себялюбием и враньем Израиля. Исторически протаскивалась неимоверно, еще и захватила с собой Библию – ну, чтобы читать, ходить и сопоставлять. Сначала была в городке Абу-Дис (туда попала случайно, заблудилась) – там 31 декабря радовалась елкам в виде пальм и удивлялась гирляндам из насаженных на веревку коровьих голов в окнах мясных лавок.

Потом поехала в Иерихон, которому около 9 000 лет (!), залезла на какую-то скалу и, глядя на закат, почитывала про библейские похождения Иисуса Навина, который очень бодро вырезал неевреев и всех, кто населял приглянувшиеся ему земли. Потом съездила в их столицу Рамаллу, зашла в мавзолей Ясира Арафата. И потом на рынке выпросила, чтобы мне спецом сделали футболку с принтом с его изображением.
Очень много общалась с местными. Например, на второй день на окраинах Иерихона я забрела в суданское гетто.

Иду, думаю о своем. Вдруг – крик из зарослей бананов, мол, девушка, не хотите на чай. Поворачиваюсь, а там сидят 3 здоровенных негра и какой-то очень опасный на вид школьник с сигаретой в зубах. Ну, я к ним пошла, мы поболтали, меня напоили чаем, в рюкзак напихали незрелых бананов и сфоткались на память. Палестинцы очень душевные, интересные, простые. Особенно на фоне израильтян, которые готовы сами себя поцеловать в зад, а других только говном на словах поливать горазды. Было тотальное ощущение безопасности и открытости.

Кстати про «поцеловать в зад самих себя» – тебе в этом плане в Москве комфортно живётся?

Не скажу, что за это время полюбила Москву. Мне комфортно учиться и жить на ее окраине, не особо выбираясь в сам город. Поэтому есть ощущение нахождения где-то вне, что меня очень радует. Потому что как только случаются центр, транспорт, люди, становится плоховасто.

Но. В то же время могу констатировать, что я привыкла к Москве (за 8 лет пора бы), это во многом очень комфортный современный город. Мне нравится плотная система наземного транспорта и то, как он работает, я в восторге от МЦК. Тут есть куча сервисов и штук, которых не то что нет в остальной России – да даже в Петербурге. Но мне здесь не нравятся люди, какие-то социально-экономические процессы, которые наблюдаю.

Жить после учебы я бы здесь не хотела. И да, чего не отнять – тут все-таки очень много крутых музеев, театров, концертных площадок. Стараюсь этим пользоваться по мере возможностей.

А где бы ты хотела жить? И как ты представляешь свою жизнь, скажем, через 10 лет?

О нет. Это тот вопрос, который для себя еще не смогла разрешить и о котором постоянно думаю, а дохожу лишь до мысли: слава богу, решать не сейчас!

Склоняюсь к тому, что не хочу жить в мегаполисе. Или так: хочу большую часть года проводить не в нем, приезжая только на несколько месяцев обработать результаты в лаборатории или что-то в этом духе. Очень хочется пожить там, где из окна буду видеть горы. С разной долей уверенности думаю про Камчатку, Алтай и Кавказ. Хочется работать на горных территориях и желательно жить там же. Благо современные технологии дают очень большой выбор и простор.

Но я не знаю, как желание делать полезные и важные штуки увяжется с реалиями российских глубинок. Как в таких местах создавать семьи и воспитывать детей, зная, ЧТО они могут получить в тех же больших городах. В конце концов, хочу остаться в науке, а это все же взгляд опять в сторону Москвы. Так что я не знаю. Серьезно, это самый болезненный вопрос пока что, на который я уже долгое время не могу найти ответ. Знаю, что хочу быть в России. Знаю, что хочу делать. Но где именно – кто его знает.

В каком месте, из тех где ещё не была, ты бы хотела побывать больше всего?

В России – однозначно плато Путорана. Самая вожделенная локация.

А в мире?

В мире – Перу (банально, но Мачу-Пикчу), Патагония и ледник Перито-Морено в Аргентине, США, Аляска (отдельно от США), Новая Зеландия и Танзания. А, и Боливия. Еще Иран. Вот теперь точно все.

Желаю тебе везде побывать, и остаться живой и здоровой! Особенно после злющих комаров Путорана и диких ураганов Патагонии…

Мне бы на Кубе выжить этим летом, хаха. Я серьезно, сначала купила билеты, а потом поняла, что впервые побаиваюсь куда-то ехать.

Людей там опасаешься?

Да. Там очень много проституции мужской и женской. Вообще все отчеты про то, как местные вешаются на любого белого. Очень часто обкрадывают. Очень охотно обманывают и разводят. Это все, конечно, от катастрофического уровня жизни, тотального безденежья и всего такого, но мне от этого как-то спокойнее не становится.

Государство тщательно следит за всеми контактами с иностранцами, соседи сдают соседей полиции, если те вписали кого-то без официального разрешения. Как минимум наличие двух валют с разницей в 25 раз тоже смущает. Если ехать совсем белым человеком, это дорого, цены более чем европейские. А я же хочу подешевле. И всё при этом посмотреть – там куча крутых национальных парков и сочная колониальная архитектура. Ехала бы в паре с кем-то, было бы проще. А так – одна, девушка, без знания испанского. Будет весело, чую!

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.

Подписывайтесь на наш YouTube-канал – теперь там регулярно выходят видосы.