Телевизионный критик Данил Тармасинов – о том, что делает русское ТВ не только смешным, но и острым.

В 2017-м странно смотреть телевизор. Еще удивительнее – смотреть старый телевизор, то есть упиваться торрентами, запоем обсуждать «Времечко», искать какие-то архивные записи «Зова джунглей» с Супоневым и жить где-то не здесь и не сейчас.

Люди, которые оценивают «Прожекторперисхилтон» по воспоминаниям 2011 года, как раз существуют где-то не в этом времени. Старое шоу в новых реалиях реагирует так же остро, как в первый раз, но зрители кидаются попкорном: где шутки про Путина и Сечина, Навального и «Он вам не Димон», Ильдара Дадина и прочих красивых ньюсмейкеров? Так же – не в смысле «максимально остро», а в смысле, что и раньше, до смерти «Прожектора» в 2012-м, подобных тем в позднем прайме Первого не возникало. Какого черта Гарик Мартиросян обязан говорить о Киеве или соболезновать жертвам теракта в Лондоне?

В информационной блокаде русского ТВ все будто ждут, что комики главного канала страны расскажут о том, чего не дождешься от Екатерины Андреевой или неприятных мужиков в ток-шоу, и никого не смущает, что этим они заниматься не должны. Градус теперь понижен для всех – юмористы и сценарная группа зажата в кольце между РПЦ и «Единой Россией», Виталием Милоновым и Никитой Михалковым. За пять лет, что программы не было в эфире, фраза «Песков сказал что-то смешное» ассоциируется у публики не с пародистом-андрогином, а с пресс-секретарем президента. И это тоже характеризует время.


c7ygqauxuaea3ru

«Прожектор» все еще подмигивает всем из экрана и делает это чаще любого формата в России, серьезного или развлекательного. Шутка про Сечина и щелочки в его заборе – есть, замечание про Путина и то, почему «ППХ» не было в эфире, – done. Кто не понял, тот поймет – практика из советского телеэфира с возвращением советской романтики и эстетики вновь актуальна, и первыми к ней возвращаются лучшие представители жанра. Пока остальные боятся шутить про геев и трансух, потому что страна к этому не готова и «ай-яй-яй, что же на это скажет Владимир Легойда», Ургант, Мартиросян, Светлаков и Цекало зовут в гости Виталия Милонова и поют ему «Парней так много холостых» – высшая степень троллинга.

Именно они по возвращении чутко уловили тренд – теперь несмешно гоготать над песней Ольги Бузовой. Веселее троллить политиков, которые настолько сошли с ума, что не понимают этого. В трех из четырех выпусков «ППХ» в гости приходили чиновники и каждый раз сами велись на сценарные ходы. «Мурка» Поклонской на фортепиано, 15 минут гей-троллинга Милонова, Мария Захарова и хэштег #мидзнал – никто лучше гослюдей не раскроет самих себя, нужно лишь подставить их в нужный момент под ложное ощущение смешного, дальше слова и жесты выдадут себя сами.


Невозможно в проекции с «двойной сплошной» оставаться смешным и острым, но изящно уходить от самоцензорских сомнений удается только им, мужчинам из «Прожекторперисхилтон». Уже и название выглядит чем-то далеким (последнее обновление английской википедии про Пэрис – январь прошлого года), и время отличается слишком сильно, но возвращение этой четвертки – пока лучшее, что случалось с телевидением в 2017-м.

За актуальным – в интернет, за смешным – в YouTube, за актуальным и смешным – в субботний эфир Первого.

Твиттер Данила Тармасинова


Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.