В начале декабря случилось очень странное событие. Шеф-редактором отдела «Технологии» в The Question назначили бывшего главреда бумажного журнала Computer Bild Николая Левского.

Вот пост Николая по этому поводу.

111

Уже из второго абзаца можно понять, что Левский не вписывается в формат новых медиа. «Интернет-ресурс» – это что-то из конца девяностых. «Стремительно набирает обороты в современном интернете» – так писали в 2003-м.

Как этот динозавр попал в The Question – гигантская загадка.


Если кто не знает, TQ работает по принципу Quora: пользователи задают вопросы, другие пользователи (или эксперты) дают ответы. Соответственно, функции шеф-редактора заключаются не в написании унылых текстов (на другие Левский не способен), а в поиске актуальнейших тем и крутых экспертов.

Как раз с этой задачей Николай не справился в Computer Bild. Русскую версию закрыли в июне 2015 года из-за того, что журнал был слишком убыточным. И Левский, как главред, напрямую виноват в смерти издания: у русской версии CB даже не было сайта (про приложение я промолчу). Подробнее о крахе Computer Bild можно почитать здесь. И здесь. И тут.


***

Итак, вернемся к The Question. Левского, насколько я знаю, нанимала Тоня Самсонова – очень активная и прогрессивная леди, которая руководит проектом из Лондона. Судя по постам в ее фейсбуке, она прекрасно понимает, как должны работать журналисты и редакторы в 2017 году. Тоня ценит и пользовательский контент, и грандиозные ресерчи, и молниеносную реакцию на инфоповоды – в общем, явно в тренде.

Зачем тогда она подписала в The Question Левского?


Предполагаю, что от отчаяния. Вакансия, насколько мне известно, висела довольно долго: моя знакомая даже приезжала на собеседование, но планировала работать удаленно. Ей отказали, уточнив, что это нереально (причем в переписке представители The Question несколько раз подчеркнули, что можно трудиться из дома – странные люди).

Зато Левский подходил и по месту жительства (Москва), и по опыту (был главредом, входил в рейтинг молодых медиаменеджеров), и по обаянию – есть ощущение, что он действительно добрый мужик.

Прошло два с половиной месяца. Николая ожидаемо уволили, как и еще нескольких резидентов редакции.

Почему так вышло?

Версия, озвученная Тоней Левскому: инвестор хочет доработать продукт, нужны деньги, поэтому на редакции решено сэкономить. Очень похоже на правду – я слышал про оклады в 100 тысяч и гонорары в 1000 рублей за один ответ. Медиаэксперт Юрий Синодов считает, что это много. Я соглашусь – немало. Если эта версия правдива, нужно признать, что боссы в The Question очень импульсивные и нетерпеливые люди. Кстати, по информации Синодова деньги на развитие проекта дает Александр Акопов.

%d1%81%d0%bd%d0%b8%d0%bc%d0%be%d0%ba-%d1%8d%d0%ba%d1%80%d0%b0%d0%bd%d0%b0-2017-02-21-%d0%b2-22-12-01

Второй расклад – профнепригодность Левского. Об этом уже сказано выше. В пользу этого сценария говорит здравый смысл: через два с половиной месяца работы обычно увольняют мелких сотрудников, а не руководителей. Но если Тоня поняла, что пользы от Левского мало, то она все сделала верно: тактично влила ему в уши красивую историю про инвестора, а затем выгнала, чтобы не сжигать деньги дальше.

Третья версия совсем печальная – у The Question заканчивается кэш, поэтому наступил этап экономии, который может закончиться смертью.

Как я отношусь к изгнанию Николая?

Резко положительно.

В апреле 2015 года мы опубликовали подборку твитов SMM-менеджера издательского дома «Бурда» Ивана Черноусова. В тех твитах он назвал нас, создателей «Палача», мудаками – это очень повеселило. Разумеется, Черноусов попросил удалить пост, но мы отказались – зачем стирать обычный дайджест твитов?

Тогда Иван, как последняя псина, побежал жаловаться Левскому – на тот момент главному редактору журнала Computer Bild, куда я иногда сдавал тексты (другому редактору, не Левскому).

Николай, не разобравшись в ситуации, внес меня в черный список ИД и написал на фейсбуке большой и лживый пост о том, что со мной работать не стоит. Когда у него спросили, а что такого ужасного в банальной подборке твитов, Левский заявил, что мы изменили материал и сделали его более приличным.

123

Это была ложь, за которую Николай до сих пор не извинился. А журналисты-лжецы должны сидеть без работы – так им и нужно.

P.S. Тоня Самсонова не ответила на запрос «Палача» в твиттере. Николай Левский, в ответ на предложение прокомментировать увольнение, повесил трубку.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Палача» – там круче, чем на сайте

Подписывайтесь на группу «Палача» во «ВКонтакте» – там нет рекламы.