SMM-королева и создатель Telegram-канала 3D-журналистика Саша Лебедева рассказала «Палачу» про региональные зарплаты журналистов, нулевую свободу слова в России и бесполезные журфаки.

– Ваш канал называется 3D-журналистика. Какое отношение он имеет к форуму?

Я очень хотела делать канал о журналистике, о новостях отрасли, с советами, как писать и что. За 3D-журналистикой очень давно слежу, и написала им с предложением подарить название моему каналу и частично поставлять контент. Они согласились, но с условием, что название я менять не буду. То есть мой канал помогает им в продвижении форума и идей форума, а мне участники проекта 3D-журналистика помогли с пиаром канала на начальном этапе. Я эдакий идейный фрилансер в итоге, который в канале творит что хочет, а теперь еще и является поставщиком контента для основного паблика форума. Но я не их сотрудник и никогда им не была. На сам форум бесплатно попаду – как бонус.


17_4

– Как вы считаете, человека можно научить журналистике или это должно быть заложено изначально?

Журналистика – это ремесло. Ему можно научить любого человека, который обладает главным безусловным качеством – любознательностью. Нелюбознательного человека не научит ничему ни вуз, ни школа «Медузы», никто.


– Сейчас будет ультрасексисткий вопрос. Как вы считаете, на какие темы должны писать только леди, а на какие – только мужчины? Вопрос спродюсирован Галиной Мурсалиевой, раскопавшей отличную тему и подавшей ее крайне истерично.


Я считаю, что можно брать абсолютно любую тему, но выключать в себе мужика, если ты мужик, и выключать в себе истеричную суку, если ты женщина. Если мы так боремся за отсутствие сексизма в нашей сфере, нужно с себя и начинать – помнить, что ты в первую очередь профессионал.

Девочка может совершенно феерически подать материал о гоночках, алкогольных трипах или других чисто пацанских темах, мальчик может сделать то же самое – шикарный материал про…ну не знаю, косметику, или про рождение детей (в эту тему, кстати, редкий журналист мужского пола суется, а зря). Нужно быть в первую очередь профи, вот и все.

3

– Вы живете в Нижнем Новгороде, но собираетесь переехать в Москву. Зачем?


Мне кажется, что оставаясь в Нижнем, который, при всей моей любви к нему – глубочайшая провинциальная задница – я теряю что-то важное, не вникаю в какие-то важные моменты. Денег мне хватает и сейчас, переезд в Москву сильно не повлияет на мое финансовое благополучие, а вот на глубину погружения в тему повлияет очень сильно. Я не исключаю также и то, что я поживу там и вернусь назад поднимать с колен провинциальную журналистику, которую с колен поднять я уже пробовала, но силы слишком быстро кончились. Москва, я верю, эти силы мне восполнит.

– Сколько, по вашим ощущениям, сейчас зарабатывают региональные журналисты?

В регионах ситуациях очень грустная. Зарплата главного редактора на радиостанции – 30, максимум 40, среднего штатного журналиста – около 20, а журналиста в печатном издании типа «Нижегородского рабочего» (одна из наших лучших газет) – 10-15. Есть еще отдельная категория СМИ – это те, что принадлежат нашему бывшему мэру и его приближенным. Там платят аж 30 тысяч, но и текучка кадров большая. Если говорить конкретно о Нижнем, то портрет журналиста в глазах работодателей примерно такой: девочка, у которой нет проблем с деньгами и жильем, которая в журналистику идет ради фоточек от Geometria.ru.

Думаю, что в глобальном смысле столичный журналист тоже не слишком богат и должен, помимо работы в своем издании, мощно фрилансить, если он приезжий. Но если быть честной, я не знаю точных цифр в московских изданиях кому сколько платят. Надеюсь лишь, что это все же не 20 тысяч.

– Как выживают региональные журналисты? 15 тысяч – это нищета.

Знакомые мне журналисты либо работают на двух работах, либо дополнительно подрабатывают текстами для сайтов, фотосъемкой, ведущими на корпоративах – кто чем. Есть и небольшое количество тех, кто работает в одном месте. Но они в свои 30+ лет до сих пор живут с родителями, у них нет ни женмужей, ни детей.

– Есть мнение, что русская журналистика в жопе. Вы согласны?

Русская журналистика в жопе с первого дня своего существования, но не потому, что у нас тут нет профессионалов – их как раз много – а потому, что нет свободы слова. Журналист у нас в стране – марионетка, которую тянут за ниточки. Поэтому если ты честолюбивый будущий журналист с далекоидущими планами – учи язык, а лучше два, и вали отсюда туда, где тебе позволят открыть рот.

– Примеры из вашей практики, когда вам закрыли рот?

Из недавних примеров – на меня пытались повлиять организаторы одного фестиваля, проплаченного депутатами. Я написала статью, в которой фестиваль предстает в очень неприглядном виде, что является правдой. Со мной скандалили организаторы и требовали удалить материал, угрожали судом, хотя клеветы ноль – фестиваль был то еще говно, недовольных было очень много. И это не единственный такой случай. Чаще всего, когда в Нижнем Новгороде журналисту позволяют бесплатно пройти на мероприятие, от него ждут как минимум похвалы, хорошую рецензию или статью, в которой событие будет выглядеть хотя бы не отвратительно. И когда ты эту похвалу не пишешь, тебе угрожают судом, клевещут на тебя, негодуют и пытаются иначе давить, чтобы ты удалила материал.

2

– Стоит ли идти на журфак после 11 класса или лучше даже не начинать?

Журфак это вообще весьма странная субстанция. Как я уже говорила, журналистика – это ремесло. Ему может научиться человек любой другой профессии. И если есть цель стать журналистом, нужно идти учиться на любой другой факультет. Факультет журналистики – это выкачка денег из амбициозных чикуль, которые мечтают попасть в Conde Nast. Писать и мыслить там не научат. Вообще, ценность образования настолько раздута, что я бы даже посоветовала вообще не получать его, а сразу идти в поле – корреспондентом, помощником, кем угодно, а недостающие знания добирать через книги самостоятельно. Или через разные краткосрочные школы.

– Вы ведете Telegram-канал о журналистике. Какая цель – подписчики или прибыль от рекламы?

Когда я создавала канал, я не думала ни о популярности, ни о рекламе. Все упоминания чужих каналов и репосты, которые были – это моя личная инициатива, я ни с кого не беру деньги. Мне хотелось поэкспериментировать с новой площадкой, так как про раскрутку в VK и FB я все прекрасно знаю, а вот в телеграме еще ничего не создавала. Это был первый блин. Вроде бы удачно получился.

– Сколько вы заработали на канале за все время?

Ни рубля не заработала. И не знаю, заработаю ли хоть что-то, так как цели такой не ставлю.

– Какими принципами вы руководствуетесь при ведении канала?

При ведении канала у меня только один принцип – не писать то, что я сама читать не стала бы.

– Как нельзя вести канал?

Про нельзя – сложно сказать, у разных каналов разная аудитория. Но, наверное, я бы не рекомендовала писать много постов в одну строчку, как в твиттере. А еще перебарщивать с эмодзи и оформлением.

– Вы говорили, что хотите написать роман. О чем? В каком он состоянии?

Идея написать роман у меня зрела очень, очень давно. Я уже издавала маленькие рассказы, а роман начала писать во время жизни за границей, в Эквадоре, два года назад. Сюжет связан с социальными сетями и влиянием их на неокрепшие юные умы, которым придется заново учиться общаться друг с другом и любить друг друга, вне интернетиков.

Когда находилась за границей, написала ту часть романа, где действие происходит за пределами России. А сейчас пишу ту часть, которая связана с РФ. Чтобы его закончить, мне нужно будет опять уехать, надолго. Нельзя ничего выдумывать из головы, нужно все испытать на собственной шкуре. Если твои герои живут в горах без интернета и цивилизации – ты должен сам пожить так, чтобы не обманывать своего читателя. Душевные переживания можно передать, если ты через такое проходил, а вот жизнь героев, о которой ты представления не имеешь, должна быть настоящей. А я ничего не знаю о жизни без интернетов. Ну почти. Поэтому, чтобы роман закончить, чтобы мне поверили, я должна буду опять уехать и дописать его за границей. Издать хочу сама, на трех языках – русском, английском и испанском.