В конце января этого года Андрей Бродецкий стал главным редактором издания Apparat. Примерно с тех пор мы делали интервью – только сейчас оно наконец готово. Бродецкий рассказал «Палачу» про деньги в украинских медиа, пользу от университета и самую скучную работу в карьере.

Расследование про группы смерти VK – самый крутой журналистский текст, который ты сделал для Apparat?

– Да не сказал бы, что он крутой – я вообще не собирался ничего писать, просто написал в личку этим ребятам, чтобы для себя прояснить историю. А в итоге вышло, что сложилась нормальная картинка, которой хватило для написания текста. Но быстрее и лучше все, конечно, сделал Вова Тодоров из Ленты, вот он эту историю просто по полочкам разложил.


«Я, наоборот, всеми силами отговаривал их от самоубийства»

Крутые тексты у меня еще впереди, а этот просто своевременный. Хотя по фидбеку на данный момент, наверное, самый удачный: я эту историю уже несколько раз пересказывал для других журналистов — записал видеоколонку для Дождя, что-то рассказал в эфире Громадского радио, даже написал про эту историю для украинского журнала Фокус.

– Я искал про тебя информацию, но так и не нашел, сколько тебе лет. Так сколько?

– Плохо искал. 24 года, в воскресенье будет 25.

2

– Чем ты занимался до Apparat?

– Учился в КПИ (Киевский политехнический институт – прим.), делал там с друзьями такой самиздат – коллективный блог-издание КПИшник. Мы придумывали темы для материалов, я все это редактировал, довольно прикольно получалось – лучшие тексты набирали десятки тысяч просмотров. Например, секс-карта КПИ, или разбор вокруг нашумевшего видеообращения украинских студентов к российским. Потом работал в агентстве, которое занималось политическим пиаром в интернете, делал там новостной SMM со смешными картинками. Сначала было весело, через два года надоело. Последнее место работы до Apparat — B2B-отдел букмекерской конторы. Не спрашивай, как меня туда занесло.

– Не помню, как ты появился в моей ленте, но удивлялся, почему твои посты регулярно собирают от 100 лайков. Где, на твой взгляд, ты заработал фб-популярность?

– Первый раз меня посоветовал как чувака, на которого можно подписаться в Facebook, мой друг Саша Барабошко. Это было во время Майдана, он тогда как раз стал популярным блогером – первым сделал стрим с Майдана. Я, кстати, был с ним в тот исторический вечер, когда всё только начиналось. На меня подписались несколько сотен человек. Я тогда активно комментировал события с такой, знаешь, здравой, непоплавленной позиции, которой сильно не хватает во время таких событий, так что как-то сама собой начала нарастать аудитория.

Плюс я сам добавлял многих интересных людей. Потом политических комментариев стало меньше (в последнее время вообще не обсуждаю политику в соцсетях), больше просто интересного контента, который тоже привлекал аудиторию. Ну и в итоге откуда-то набрались эти тысячи подписчиков.

– Ты публиковал собственные тексты через инструмент для фейсбучных статей. В чем смысл бесплатной журналистики?

– Это два отдельных вопроса. Первый – зачем журналисту публиковать что-то бесплатно. Ответ очевиден: чтобы другие увидели, как ты можешь писать. Ну и это просто интересно. А публиковать нужно там, где находится пользователь. Пост в виде заметки в Фейсбуке прочитают больше людей, чем перейдет по ссылке. Это вообще один из главных трендов в дистрибуции контента сейчас — доставлять его туда, где находится читатель, а не гнать читателя на сайт или куда-нибудь еще по ссылкам.

– Помню, ты спрашивал в фейсбуке, сколько зарабатывают журналисты в России, поэтому давай немного про деньги. Apparat – твоя самая высокооплачиваемая работа в жизни?

– Ха-ха, если бы. На предыдущей работе было нормально так больше – в B2B-маркетинге софта для провайдеров.

– Нормально так больше – это на сколько? В два раза?

– Точно не скажу, где-то раза в 1,5-2.

– Почему тогда ушел?

– Душа не лежала. А к журналистике лежит.

6

– Где с IT-журналистикой лучше – в России или в Украине?

– Пожалуй, в России. У нас вообще слабо с околотехнической журналистикой. Приведу один пример. В декабре была мощная кибератака на Прикарпатское облэнерго. Это была очень крутая атака с кучей многоходовочек, как в фильмах. Хакеры готовили ее месяцы, начиналось все с фишингового письма сотрудникам энергостанции с вложенным документом с макросом, а закончилось отключением света у 100 000 людей. Так вот, этот случай почему-то расследовали американские эксперты и освещали американские техноблоги — Wired, Ars Technica и т.п. У нас о ней написала только Лига. У них вообще хороший раздел про IT и технологии благодаря одному толковому журналисту, знаком с ним по фейсбуку (Стас Юрасов).

– Ты рассматриваешь вариант с переездом в Россию?

– Пока нет. Дорого у вас всё, а зарплаты не намного выше по сравнению с ценами.

– Ты писал для TJournal. Почему перестал?

– Это громко сказано. Я делал несколько переводов для TJ и VC, из оригинального вроде только материал про паблик копателей янтаря. Перестал, потому что предложили работать в Apparat.

– Как ты изменил Apparat?

– Расширил тематику — сейчас выходят тексты и новости, которые, возможно, не попадали в фокус издания раньше. Хотя в целом концепция издания сильно не изменилась — так вышло, что все, о чем они писали раньше, мне интересно. На самом деле рано говорить о каких-то достижениях, потому что все процессы еще не налажены. Главное что мы медленно, но уверенно возвращаем себе аудиторию — сейчас у сайта лучшие цифры за последние полтора года.

– Три текста, вышедшие при твоем руководстве, которыми ты гордишься.

– Не сказал бы, что прямо горжусь, но есть хорошие тексты. Например, про сексуальную революцию в Индии, которую там делают смартфоны и приложения для дейтинга. Это как раз такой текст, которые я хотел бы видеть на сайте. Или интервью с лидером пиратской партии Исландии. Само интервью вышло менее интересным, чем я ожидал, но с ней никто из российских СМИ не делал интервью, мы были первыми. Из последнего – вот как раз про группы смерти хорошо зашел мой текст. Я думаю, многие люди узнали об Apparat именно благодаря ему. Мне в личку писали или при встрече благодарили, потому что он просто и доступно все объясняет.

1

– Ты говорил, что вы ищете авторов. Рассматриваете кандидатов из России?

– Да, нам уже пишут авторы из Украины, России, даже из Испании и Исландии (на самом деле украинцы, которых туда занесло).

– В Испании и Исландии не рубли и не гривны. Как авторы относятся к тому, что гонораров хватает только на очень скромные вещи?

Это у них надо спрашивать. Ну, и не для всех, слава богу, важны только деньги. Некоторые авторы так и говорят: нравится ваше издание, хочу для него написать что-то.

– Давай, кстати, поговорим про украинские зарплаты. Какие гонорары у нынешнего Аппарата за лонгрид?

– Зависит от объема и сложности текста. Точные суммы не буду называть, но это нормальные гонорары. Я узнавал, сколько платят у конкурентов — где-то так же. В более крупных СМИ гонорары 5-10 тысяч рублей, но мы пока не можем себе это позволить. В дальнейшем, когда будем больше зарабатывать, будем, конечно, делать и более дорогие материалы.

7

– Какой суммы тебе достаточно в месяц, чтобы чувствовать себя комфортно?

– Киев вообще один из самых дешевых городов мира, но это если считать в валюте. Сложно сказать, что называть комфортом. Чтобы хватало на квартиру, еду, одежду и досуг? Для этого хватит и $500. Но комфорт – это когда можешь откладывать деньги, а тут уже нет верхней планки. Заработал $700 и отложил $200 – неплохо, заработал $2000 и отложил $1500 – отлично.

Что в IT-журналистике раздражает тебя сильнее всего?

– Когда под видом новостей парят рекламу новых гаджетов. Ну, и вообще эти пляски вокруг новых гаджетов (в основном смартфонов) мне не нравятся, какая-то вакханалия потребления. Еще новости про слухи не люблю, тоже чепуха полная.

– Ты ведешь популярный Telegram-канал. Почему ты его завел?

– Как и все остальные — чтобы не отстать от поезда. Есть новая перспективная платформа, есть ты – производитель контента. Чего зря время терять?

– Как считаешь, почему он стал успешным?

– Никакого секрета здесь нет: просто я произвожу нормальный поток контента, который я до этого несколько лет транслировал в ВК и ФБ и не получал почти никакого отклика, ха-ха. Формат и аудитория Telegram для моих интересов подошли идеально – там много людей, которым интересны технологии и медиа. Благодаря попаданию в несколько подборок и рекомендациям других каналов я набрал уже почти 6000 читателей за четыре месяца. Очень радует, что для нормального охвата твой пост не должен быть лайкабельным (как в Facebook): благодаря гарантированной доставке пост прочитают все подписчики (не все, на самом деле, но многие), он не утонет в их ленте, как это происходит в ВК. Я просто делюсь тем, что мне самому интересно и стараюсь делать это так, чтобы людям было интересно и приятно читать.

– Тебе уже предлагали деньги или бартер за рекламу на канале?

– Да, ставил два рекламных поста – бот для перевода денег от серьезного банка и каналы с афишей событий. За полученные деньги вот поехал на Медиафорум во Львов (откуда и пишу сейчас), так что считай что с пользой для канала потратил. Ставить рекламу в личном канале, думаю, можно – это ведь по сути то же СМИ. Главное – не скрывать этого, как это обычно делают блогеры. Очень смешно выглядит, типа “я взял деньги за рекламу, но мне об этом стыдно сказать”. Просто надо нормальные штуки рекламировать, за которые не стыдно.


Блиц

Дуров или Цукерберг?

Цукерберг. Дуров тоже молодец, но Марк, кроме создания хорошего продукта и личного имиджа, завоевал мир и построил едва ли не самую могущественную компанию в мире.

Джобс или Гейтс?

Гейтс. Джобс тоже очень крутой, но мне не нравится культ Mac.

Windows или Mac?

Полностью доволен Windows. А с Mac у меня связаны не очень классные воспоминания — однажды я работал тестировщиком, полгода тестировал драйвера для принтеров. Это была самая, самая унылая работа в моей жизни.

Спортзал или бег?

В начале года купил абонемент в спортзал, сходил раза четыре, пока все идет по плану. А вообще я играю в баскетбол.

Высшее образование или работа сразу после школы?

Конечно, университет, даже не обсуждается. Тебя могут не научить там профессиональным навыкам (все равно обучаться им придется самому) но опыт социализации в универе нельзя заменить ничем. Университет – это такой огромный социальный котел, в котором ты сталкиваешься с сотнями людей, находишь среди них друзей, будущих коллег и партнеров, да просто учишься общаться с людьми, жить среди людей. Возможно, я проецирую свой опыт учебы и жизни в КПИ на всех, но мне кажется, что человек, который сразу после школы идет работать, очень многое теряет. Если он только не новый Цукерберг, или кто там еще бросил универ ради своего проекта (стоп, Цукерберг же как раз в универе его и создал, видишь, не работает аргумент). Ну, начнешь ты работать сразу после школы, получишь фору в карьере на 5 лет, заработаешь на квартиру раньше чем остальные одноклассники, а жить среди людей так и не научишься. Кому это надо?


Раскрыть комментарии
Рекомендации