Георгий Матавкин разобрал главный скандал года.

Чуть больше года назад российские соцсети заполнили посты с хэштегом #янебоюсьсказать – пользователи, в основном женщины, рассказывали истории о том, как подверглись насилию. В этом году похожий флешмоб запустили в Голливуде – сначала множество известных актрис назвали себя жертвами сексуальных домогательств продюсера Харви Вайнштейна, потом обвинения полетели в сторону оскаровского лауреата Кевина Спейси, а совсем недавно и в сторону стендап-комика Луи Си Кея.

И кто теперь скажет, что наши в чём-то отстают от Запада? Я бы побоялся.

Без шуток, на наших глазах Голливуд меняется навсегда. Вайнштейн в распахнутом халате, гладящий кого-то по коленке Кевин Спейси и мастурбирующий перед парой девушек Си Кей – главное культурное событие года. Больше того, в случае со Спейси и Си Кеем мы как будто узнаём гадости о настоящих знакомых – мы годами следили за их творчеством, а тут вдруг такое. Возможно («But maybe», сказал бы Луи), не все из этих слухов правдивы, но легче от этого не становится. Только тяжелее – особенно когда читаешь на эту тему большой пост любимого комика, а в нём нет ни одной шутки.

Так как тема резонансная, в крайности ударяются почти все, кто о ней высказывается и встаёт на чью-либо сторону. Слово в защиту жертв расценивается как опрометчивость, наивность и сумасшествие. Слово в защиту обвиняемых –как жестокость, сексизм и ещё более серьёзное сумасшествие. Я не так давно ехал в метро с бомжом, который при мне начал ссать в угол вагона – эта история негативно отразилась на моей психике, так что я хорошо понимаю всех, кому не понравился внезапно показанный им член Вайнштейна.

Но при этом совсем не понимаю всех, кто теперь ругает любимые ранее фильмы и выступления. Как личная жизнь того же Кевина Спейси влияет на его работу? Почему нам теперь нельзя увидеть его даже в сильном гриме? Разве обязательно быть хорошим человеком, чтобы быть хорошим творцом? Хочу, чтобы все новости о Си Кее мне заменил его полноценный монолог об этом.

Ещё раньше, чем у нас прошёл флешмоб #янебоюсьсказать, в середине прошлого века, в Голливуде была охота на ведьм – все киноделы, кто был замечен в симпатиях к коммунизму, попадали в чёрный список и теряли рабочие места. Как спустя десятилетия будут выглядеть те, кто сейчас травит Спейси? Как те, кто когда-то боролся за права чернокожих – или как те, кто когда-то боролся против коммунизма?

Пуаро в новом «Убийстве в Восточном экспрессе» сначала убеждён, что в мире есть только чёрное и белое, но в ходе расследования убийства в поезде ближе к концу фильма меняет своё мнение. Может, и нам не стоит спешить с выводами – надо выслушать всех, в том числе и подозреваемых.

Безусловно, в нашем вагоне произошло нечто ужасное – но теперь в нём ещё и нассано.