Если бы в гостях у Юрия Дудя оказался основатель Facebook Марк Цукерберг, фирменная серия вопросов о деньгах наверняка подверглась бы пересмотру.

Зарплата Цукерберга известна всему миру: гений в бессменной серой футболке официально работает на ставке $1/год. Вопрос о последней покупке, которую Цукерберг не смог себе позволить, тоже отпадает по очевидным причинам: к концу 2017 года состояние американца достигло $73 млрд.

Запросы Марка упираются не в ценник, а в сложность поставленных задач. 33-летний предприниматель хочет вложиться в лучший мир — и в клубе богатейших людей планеты у него немало единомышленников.

Всего несколько десятилетий назад филантропия была словом из исторических сводок. В описании масштабной благотворительной деятельности маячили фамилии Форда, Карнеги или Рокфеллера. Сегодня все поменялось — балом величайших меценатов правят Сорос, Гейтс, Блумберг, Мерсес, Кох, Цукерберг и другие.

Зачем им раздавать деньги, когда они могут покупать себе самые дорогие яхты мира или футбольные клубы? Однозначного ответа не существует. Механика того, как богачи проходят путь от заработка средств до их безвозмездного вложения изучена намного хуже их бизнес-стратегий.

К примеру, Марк Цукерберг и Присцилла Чан хотят добиться радикального улучшения качества здравоохранительных услуг. Причем они ограничены во времени — при основании благотворительного фонда Chan Zuckerberg Initiative супруги условились извести все болезни до конца столетия.

В более близкой перспективе — обеспечение счастливого будущего для их дочери Макс. На момент основания Цукерберг и Чан пообещали передать в адрес Chan Zuckerberg Initiative 99% имеющихся у них акций Facebook. Тогда эти ценные бумаги стоили около $45 млрд.

Однако Цукерберга, для которого разговоры об изменении мира стали привычным делом на интервью и публичных выступлениях, непросто раскусить. Его благие намерения очевидны, хотя и вызывают подозрения. Первая причина для опасений: форма работы Chan Zuckerberg Initiative. Это организация с ограниченной ответственностью, а не традиционный благотворительный фонд.

Такой подход снимает немало обязательств: компании не нужно детально раскрывать свои траты или избегать заработков. Справедливости ради, пока что опасений насчёт благотворительных инициатив основателя Facebook не существует: он финансирует изучение человеческих клеток, облегчает доступ к научным публикациям и нанимает лучших специалистов ради исследования вирусов.

Очевидно, идейным вдохновителем Цукерберга выступил Билл Гейтс. У него в распоряжении — крупнейшая в мире благотворительная инициатива, основанный в 2000 году фонд Gates Foundation. Объем его активов, по некоторым оценкам, составляет около $40 млрд, а темпы трат постоянно растут — в 2016 году организация Гейтса вложила в медицину, образование и решение социальных проблем около $5,5 млрд.

Деньги не пропали бесследно: фонд поспособствовал борьбе с инфекционными заболеваниями, остановке распространения малярии, а также полному искоренению полиомиелита. При этом не обошлось и без критики. Адвокатская группировка Global Justice Now связала фонд Гейтсов с идеологической пропагандой «нео-либеральных ценностей».

Если вы интересовались, куда ушло наследие другого гения Кремниевой долины, Стива Джобса — им распоряжается его вдова, Лорен Пауэлл Джобс. Её состояние оценивают в $19,5 млрд, причем большую часть обеспечивают не акции Apple, а крупнейшая среди всех инвесторов доля в медиаконгломерате The Walt Disney Company.

Лорен — не простушка, которой посчастливилось унаследовать огромные деньги. Первая встреча Джобса и будущей матери троих его детей состоялась в стенах Стэндфордского университета. Основатель Apple был приглашен спикером, а Лорен в тот вечер получала степень MBA. С ранних лет её беспокоила проблема доступности образования, причем не только для американцев, но и для иммигрантов, которым сложно закрепиться в стране.

Теперь под её началом работает фонд Emerson Collective, на счету которого инвестиции в проект альтернативного обучения с применением высоких технологий AltSchool, а также онлайн-платформу Udacity.

Еще одна знаменитая фигура современной филантропии — американский миллиардер Джордж Сорос. 87-летний финансист из Венгрии, родители которого сменили фамилию на волне зарождающегося антисемитизма, пережил нацистскую и коммунистическую оккупацию, поэтому теперь борется не против болезней, а за демократические принципы.

В октябре этого года стало известно, что он передал большую часть своего состояния ($18,5 млрд) в пользу фонда «Открытое общество». Теперь это вторая по капитализации частная благотворительная организация в мире — и благодаря созданию специального инвестиционного комитета её судьба не зависит от здоровья самого Сороса.

Правда, последовательные критики Сороса не рассматривают «Открытое общество» как самостоятельную организацию. Безжалостный финансист, известный по прозвищу «человек, унизивший Банк Англии», давно ведет идеологическую войну с Республиканской партией и её электоратом: с начала 90-х Сорос выступал за равные права для сексуальных меньшинств, легализацию марихуаны в медицинских целях и привлечение внимания к проблеме полицейского насилия. Кроме того, он был одним из крупнейших фаундеров предвыборной кампании Хиллари Клинтон, а также использовал ресурсы в попытках разгромить Дональда Трампа.

С недавних пор не жалуют Сороса и в России — правительство признало «Отрытое общество», потратившего на территории РФ более $1 млрд, нежелательной организацией. Согласно официальной формулировке, это означает, что деятельность фонда несет угрозу основам конституционного строя, обороноспособности или безопасности государства.

Сложно сказать, соответствует ли это действительности, но в меценатской истории Сороса достаточно необычных решений. К примеру, созданный им Quantum Fund с 1979 постановил главной целью борьбу с коммунизмом, а с 1984 поставлял в Венгрию фотокопировальные аппараты чтобы облегчить свободное распространение информации, не находящейся под государственным надзором.

Далеко не все американские филантропы разделяют убеждения Сороса. Братья Чарльз и Дэвид Кох, которые были одними из главных сторонников Дональда Трампа, тоже не избегают благотворительных пожертвований.

Правда, судя по утекшим к журналистам документам, созданная ими организация Heartland Institute топит за пересмотр вопросов о глобальном потеплении и приветствует пропаганду «консервативного мышления» в американских студенческих кампусах.

Одним из поворотных моментов в истории мировой филантропии может стать твит Джеффа Безоса, основателя Amazon и ныне богатейшего человека планеты. В июне 2017 года он попросил пользователей Twitter подсказать, во что ему следует вложить деньги. А денег у предпринимателя более чем достаточно — состояние Безоса составляет примерно $84 млрд и вряд ли значительно сократится в ближайшие годы (с 2015 года стоимость его доли в Amazon подпрыгнула на $50 млрд).

Спустя 48 тысяч реплаев о намерениях Безоса известно по-прежнему немного, а поскольку сейчас он руководит гигантским онлайн-ретейлером, инвестирует в газету Washinghton Post и аэрокосмическую компанию Blue Origin, список интересов предсказать почти невозможно.

Еще одной вехой, закрепляющей новую эпоху культуры обращения с богатством, стала Клятва дарения — филантропическая кампания Уоррена Баффета и Билла Гейтса. Это соглашение между богатейшими людьми планеты о передаче большей части нажитых средств на благотворительные цели. С 2010 года эта кампания собрала вместе людей, чье совокупное состояние превышает $1 трлн.

Конечно, подобная статистика не гарантирует трату этих средств на медицину, образование или борьбу с авторитаризмом. Однако среди все большего количества участников Клятвы отчетливо заметен один тренд — благотворительность стала для многих таким же серьезным и обстоятельным занятием, как и бизнес.

Раньше толстосумы задумывались о вложениях в улучшение общественной жизни на склоне лет, в то время как сейчас стремительно богатеющие миллиардеры обзаводятся фондами и некоммерческими организациями едва ли не к 30 годам. Лучшее объяснение этому предоставил Марк Цукерберг:

«Дарение, как и что-либо другое, требует времени, чтобы стать эффективным. Так что если мы хотим преуспеть в этом через 10-15 лет, нужно начинать уже сегодня».