Данил Тармасинов – про падение самого бодрого из свежих комментаторов.

Спортивная редакция «НТВ-Плюс» была ужасным и дряхлым местом, куда приходили лучшие люди профессии и откуда перманентно не зажигали. Весь сок оставался внутри, но зрители видели лишь тухлую картинку и застрявшее во времени телевидение – в эпоху YouTube с тобой разговаривали пейджеры.

На «Плюсе» 10-х царила практически кастовость – если ты работаешь на трансляциях, которые никто не смотрит, то шансы на узнаваемость среди негиков стремилась к нулю.

Самым бодрым из новых комментаторов быстро стал Константин Генич. Он моментально раскрутился и проапгрейдил популярность до небес – в карьере за 10 лет Генич достиг всего.

В топ-2 молодых ворвался Михаил Поленов. В эфирах «Плюса» его еще путали с Владимиром Стогниенко, и Поленов действительно давал то, за что люди любят Стогни – эмоции, юмор, драйв, ритм репортажа.

Михаил был одним из лидеров – гонял с Уткиным, Казанским и Журавелем на «Три репортера», комментировал матч «Спартака» с «Марселем» в Лиге чемпионов, стал причиной истерики Александра Шмурнова в коридоре «Останкино».

Ему доставались хорошие матчи, и Михаил отрабатывал на них сполна, а их дуэт с Геничем вспомнит любой зритель чемпионата Испании (то есть всякий, кто ищет сопки не только на Класико). Поленову было комфортно в эфире – лучше всего это подтвердит репортаж с матча «Реал» – «Малага» из 2011 года. Это действительно полетная работа, уровень свободы в его комментариях был запредельным.

Но сезон-2011/12 был его пиком. Следующим взрывом был финал Лиги Европы в 2015-м, а между этими событиями Поленов ощутимо сдал и до сих пор не выбрался из эмоциональной ямы.

Его голос в трансляциях скучнел от игры к игре, прежней легкости и фантазии уже не было. Из комментатора первого выбора Михаил сначала получил эфиры второго порядка, а в 2017-м почти не работал в РФПЛ из кабины – максимум, sideline-репортером.

И это угасание отлично видят зрители. В привычном голосовании на форуме «НТВ-Плюс» Поленов рухнул с девятого на 14-е место, а в последнем сезоне проиграл в зрительской любви Георгию Черданцеву – даже 20-я итоговая позиция не убивает так сильно.

У этого краха много факторов. Патроном Михаила был Василий Уткин – это выражалось и в премиальных эфирах, и в публичной похвале (например, в биографии Уткина на конференции до сих пор Поленов значится в пункте «любимые комментаторы сейчас»). Это никакое не местничество, он действительно хорошо работал и без протектората, но без заступничества Василия Поленов вылетел из клуба элитных комментаторов.

Плюс у «Матча» пропал чемпионат Испании, на котором Михаил долго работал и сделал себе имя. Без постоянных трансляций Примеры стало меньше матчей, на которых можно услышать Поленова, из-за чего кажется, что он вылетел из информационного поля и меньше светится. Та же история – с ведением «Международной панорамы». С закрытием формата больше нет программы, с которой бы ассоциировалось его имя, и Поленов снова превратился в одного из, обычного парня у микрофона, а не остался узнаваемой фигурой в индустрии.

Стагнация бывшего топ-комментатора угнетает еще и за тем, что с рождением «Матч ТВ» в профессии не осталось вызовов. Поленову банально некуда идти за мотивацией – больше эфиров ему не выбить, карьера ведущего в пропасти, а утверждаться где-либо ещё нужно только с полной сменой самоопределения.

Михаил по-прежнему котируется как сильный эксперт и явно не готов к тотально другой работе, но для больших побед необходимо серьёзно взбодриться.

Из-за молодого и слегка мальчишеского голоса появляется ложное ощущение, что у Поленова всё впереди, но на самом деле в марте ему стукнет 35 – в этом возрасте Стогниенко отработал финалы Евро и ЧМ.

Кардинально менять жизнь уже поздно, но поменять подход к работе ещё можно. Отличный пример – Василий Уткин, у которого также угасала карьера. После увольнения с «Матча» он вновь обрёл любовь к жизни и интерес к футболу.

Никто не призывает Поленова уходить с телевидения, но возвращать того парня, рассказывавшего на испанских трансляциях про игроков Сиско и Писко, нужно обязательно.