Несколько лет назад слово Selfie стало словом года по версии Оксфордского словаря английского языка. В России перепечатали эту новость и решили, что «селфи» непременно нужно адаптировать для нашего языка.

«Себяшка!» – пошутил какой-то придурок, не ведавший, что творит. Себяшка разошлась так мощно, что ей пользуются до сих пор. Когда я вижу хэштег «себяшка» или слышу фразу «давай запилим себяшку», мой мозг автоматически выдает одну и ту же картинку: мы на кладбище, и я кидаю землю в яму с гробом, в котором лежит труп пользователя «себяшки».

У себяшки нет никаких шансов. Помню, когда мне было лет 10, у меня заболел живот. Родители вызвали врача из детской поликлиники. Его звали доктор Коньков, и он был известен тремя вещами:

1. Вонял (приходилось проветривать)

2. Опаздывал (шел очень-очень долго)

3. Собирал и сдавал стеклотару (нужно было кормить семью из трех детей)

Короче, этот одиозный педиатр пришел и начал осматривать мое пузо. Мне было адски щекотно, поэтому я жутко угорал – и с самого доктора Конькова, и с его прикосновений. «Дурашлив», – вывел врач в моей карточке. И я заржал еще сильнее.

Так вот, слово «себяшка» – максимально дурашливое. Ассоциации очень детские: себяшка, дурашка, какашка, говняшка. Короче, лексикон семилетних. А вот «селфи» звучит нормально, даже приятно.

Вывод: не нужно переводить то, что не нуждается в переводе.