Я читал несколько интервью с вами, в одном из них сказано, что вы придумывали мобильные телефоны. Как происходил процесс придумывания?

– На позиции продакт-менеджера в Meridian Group (Fly) я занимался разработкой телефонов. Оперировал процессом, если быть точным. В компании существует несколько бизнес-моделей, одна предусматривает изменение внешнего вида телефона под конкретные задачи или под рынок, где телефон должен продаваться. В 2008 году Meridian Group приобрела остатки французского подразделения Philips Mobile, которое называлось Wiz4Com, что дало доступ Fly, к примеру, к технологиям, имевшимся в телефонах линейки Philips Xenium, и не только. Это полноценный R&D холдинг, который тогда насчитывал около 60 сотрудников во Франции и еще около сотни человек в офисе компании в Шенчжене.

Fly впервые сам стал создавать мобильные телефоны, а я курировал проекты, создаваемые в рамках этого слияния.

Из каких этапов состоит изобретение телефона?

– Процесс создания телефона всегда начинается с поиска ниши для модели. Затем выбирается платформа, исходя их требуемых задач. Параллельно работает ID Design команда, которая рисует варианты дизайна, исходя из его предназначения и задач. В то время была огромная команда закупщиков разных компонентов, которая предлагала те или иные решения по подсветке, варианту механических клавиш, сенсорного экрана, покрытия телефона, его окраски и так далее.

Какие устройства продюсировали лично вы?

– Модели E120, E125, E310 Attitude и еще несколько, уже не помню их названий. В мои задачи входил контроль за всеми сроками работ и своевременное подтверждение всех материалов. В среднем, процесс создания телефона с нуля занимал тогда от 6 до 10 месяцев. Сейчас, я знаю, это можно сделать быстрее и даже дешевле. Прототипирование стало недорогим, и это существенно ускорило сроки вывода телефонов, а теперь и смартфонов, на рынок.

В процессе эволюции умерли не только слайдеры с раскладушками, но и QWERTY-аппараты. У вас нет ощущения, что когда-нибудь этот формат еще вернется?

– Не думаю, что это может произойти в ближайшие годы. Для любого повторения моды нужно какое-то время.

Если бы вас попросили назвать идеальный смартфон для зависания в твиттере, какой девайс вы бы порекомендовали?

– Хм, мне кажется, твиттер работает одинаково на любом смартфоне. Поэтому он и прекрасен.

После анонса YotaPhone 2 эксперты утверждали, что он будет гораздо успешнее, чем первая модель. В итоге судьбы девайсов практически повторились: если бы второй YotaPhone стал популярным, Yota Devices кричала бы об этом на всех пресс-конференциях. Как вам кажется, почему люди плохо приняли такой формат?

– Я не знаю точных цифр продаж YotaPhone 2, но есть ощущение что они не очень высоки. У этого есть несколько причин:

1) желание сделать настоящий флагман, способный конкурировать с флагманами других компаний;

2) высокая цена, обусловленная использованными компонентами;

3) не самая лучшая модель дистрибуции смартфона.

И еще ряд других. Сам смартфон очень неплох с технической точки зрения, а использованные в нем технологии – передовые.

Мировой рынок равнозначен для всех игроков, поэтому такие небольшие компании, как Yota Devices, оказываются в одном ряду с другими, которые имеют и приоритетную поддержку от вендоров чипсетов/компонентов, и уже выстроенные каналы продаж, и понятный маркетинг.

Люди воспринимают телефоны с точки зрения внешнего вида, отзывов журналистов/экспертов и, разумеется, цены. И если с первыми двумя не так уж и плохо, то вот итоговая цена на полках магазинов, в текущих экономических условиях, подвела компанию. Люди попросту не понимают, за что они платят. Люди воспринимают марку, как излишне дорогую и премиальную. В этом сегменте продажи и так не очень высоки и новички не всегда добиваются успеха.

Еще один тренд – изогнутые смартфоны. На ваш взгляд, это взлетит или нет?

– Пока это только маркетинг и визуальное отличие моделей. Таких моделей всего три, и мне сложно назвать это трендом.

Я прочитал, что в среднем человек достает телефон из кармана 180 раз за день. В вашем случае этот показатель больше или меньше?

– Наверное, больше.

Помогают ли умные часы снизить количество вытаскиваний смартфона из кармана?

– Да, помогают. Я отключаю на смартфоне все уведомления и обновления социальных сетей. Поэтому нотификации у меня только от звонков, SMS, мессенджеров и электронных писем.

Летом 2014-го вы вместе с Кимом Коршуновым открыли музей с раритетными мобильными телефонами. Музей стал популярным или людям неинтересны модели прошлых лет?

– Сложно судить о его популярности. Любители старых телефонов – довольно узкое комьюнити. Пока мы только тратим деньги на проведение временных экспозиций и участие в разных интересных активностях. Постепенно появляется все больше сторонников Музея Мобильных Технологий, это радует. Это не какой-то бизнес-проект, мы просто хотим развивать бережное отношение к старым телефонам.

Какой экспонат для музея было достать тяжелее всего?

– Ох, у нас с Кимом есть несколько старых моделей из 80-х годов прошлого века. Это такие огромные телефоны Nokia и Motorola, которые мобильными-то сложно назвать. Тогда они даже были с ручкой и использовались чиновниками и очень богатыми людьми тех лет. Вот их достать реально сложно. Есть еще отдельная категория телефонов, которые были прототипами при разработке. Это очень редкие модели, но в сети есть клубы, где люди обмениваются таким эксклюзивом и делятся своими находками и приобретениями. Пока только следим за этим, аппараты довольно дороги, а средств на поддержание коллекции у нас немного. Из персональных мечт коллекционера телефонов: достать все телефоны серии Siemens Xelibri, которые обогнали свое время.

О какой модели чаще всего спрашивают посетители?

– Ну, у нас нет какого-то формата запроса, поэтому люди сморят то, что мы показываем. Мы подходим к временным экспозициям с фантазией и пытаемся найти историю по каждому их них и в описании указать ее. К примеру, у нас есть модель телефона Nokia Mobira Cityman, которая использовалась Михаилом Горбачевым во время его визита в Финляндию в 1987 году.

У вас в музее побывали умные очки Google Glass. Как вы думаете, оживет ли этот проект в ближайшие годы?

– Я думаю, что проект вызвал слишком сильный всплеск интереса, это и привело к его гибели. Вполне возможно, компания вернется к нему, но уже с более подходящей секретностью и закрытостью до официального релиза.

4

Когда я в твиттере попросил назвать самый красивый телефон, вы согласились, что это – Apple iPhone 4S. Какие модели у вас на втором и третьем местах?

– Для каждого времени у меня есть свои телефоны, которые мне очень нравятся. К примеру, о Siemens M45 или Ericsson T39m в начале 2000-х я мог только мечтать. Из современных смартфонов красивым можно назвать LG G4 c использованием кожи и некоторые смартфоны Vertu (после их отделения от Nokia и перехода на Android). Эти телефоны стали довольно удобными, а уникальные материалы, которые в них используются, делают гаджеты очень долговечными и по-настоящему красивыми.

Если бы вы могли добавить в смартфон (неважно, в какой – на Android или iOS) любую функцию – какая бы это была функция?

– Сейчас все функции представлены в виде приложений, поэтому представить что-то новое сложно. Мне бы не помешала возможность нативного разговора со смартфоном или моими часами, так как все текущие разработки в этом направлении довольно ущербны и не дают возможности нормального общения с помощью голоса.