Скоро моноподами и селфи-стиками можно будет пользоваться только у себя на диване. «Палач» реагирует на повсеместный бан самых популярных аксессуаров для iPhone.

В 2007-м слово «юзерпик» медленно умирало. Форумы теряли посещаемость, зато на первый план выходили мессенджеры вроде «Мэйл-агента» (им сейчас пользуются только сами сотрудники «Мэйла») и социальные сети. Аватар, аватарка, авочка, ава – картинка на странице VK обязательно должна была быть коллажем. Вертикальная склейка трех твоих фотографий, и вся стена (лайков еще не было) залеплена надписями в стиле «Классная ава».

В 2008-м во «ВКонтакте» запустились приложения, и мода изменилась: крутыми считались аватарки с приклеенными картинками. День победы – черно-оранжевая ленточка, восьмое марта – мультяшная женщина, 23 февраля – довольный солдат. Эмблемы футбольных клубов, пацанские цитаты, логотипы брендов – все работало просто: приделал какое-нибудь дерьмо к своей фотографии и заслужил гранд-респект.

В 2009-м бомбанули зеркальные камеры, поэтому те, у кого они были, фотографировали ими себя в зеркало, а те, у кого их не было, просили тех, у кого они были, чтобы те, у кого они были, сделали фотосет для тех, у кого их не было. Результатом этих мучений всегда становились перефотошопленные уродства: складывалось впечатление, что фотограф в приступе эпилепсии нажимал на все клавиши в главном фоторедакторе. Но это все равно смотрелось мощно: миллион эффектов, смиксованных на одном когда-то качественном кадре, провоцировал зависть и восхищение.

Потом в тренде были фотографии в зеркало на смартфон (если у смартфона нестыдная камера), а затем Стив Джобс презентовал iPad 2, и все, у кого он появился, считали долгом запилить снимок, с трудом удерживая планшет одной рукой.

Все это прошло. Коллажи, фотошоп и зеркала временно никому не нужны: самым важным словом 2013 года было признано слово «селфи». В топе – многомегапиксельные фронтальные модули, экшн-камеры и моноподы (синоним – палка для селфи). Когда я увидел монопод впервые, мне было смешно: я хохотал над находчивостью людей и воспринимал это, как шикарную шутку.

Когда я понял, что селфи-палки повсюду, мне тоже было смешно: распространение этого девайса показало, насколько нарциссичны люди на самом деле. Взять с собой селфи-палку, чтобы сфотографировать ебальник на фоне исторического здания – это крайне самовлюбленно. Мы что, не видели твое лицо? Мы что, не видели этот собор (церковь, башню) на картинках в Гугле? Ты хочешь лайков – подавись, но помни: с палкой и тупой улыбкой ты смотришься максимально дебильно.

Палка в кадре – это как ковер на заднем фоне или iPad в зеркале, но в разы навязчивее. Селебрити используют палки. Негры на площади Дуомо в Милане продают палки. В каждом сраном фотомагазине торгуют палками. Миру нравится дрочить на себя посредством этих нелепых аксессуаров.

Но планета еще не сошла с ума – сначала моноподы запретили на стадионах, потом – в музеях, а сейчас неадекватным поклонникам селфи закрывают доступ даже на рок-фестивали (хотя казалось бы – анархия, все дела). Конечно, эта истерия должна успокоиться: в мире, где взрослые люди проводят по 6 часов в день, уткнувшись в смартфон, вполне можно обойтись без селфи-палок. Уж лучше ковер, коллаж или надпись «С днем металлурга» под фотографией из Хургады: с ними все выглядит гораздо естественнее.

Жаль только, что когда селфи-палки окончательно вымрут, идентифицировать даунов будет тяжелее.